«Мой старый цирк, моя любовь»

11
К.Батынков, из проекта «Цирк».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Взмахнул рукою дирижер.
Грохочет музыки мажор.
И вновь ударил барабан,
И вновь ударил барабан,
И все расселись по местам.
Всё тот же купол и фасад,
И каждый зритель видеть рад
Огни знакомых фонарей
И пару вздыбленных коней.

Мой старый цирк, моя любовь.
Мой старый цирк родился вновь.
И перестанут петь певцы:
«Куда, куда уехал цирк?»
Мой старый цирк опять со мной.
Мой старый цирк, бульвар Цветной.
Мой старый цирк из детских снов –
Моя судьба, моя любовь.

Идут гимнасты-силачи,
Жонглеры бросили мячи.
И всем давно понять пора,
Что наша жизнь – игра, игра.
Слепят глаза прожектора.
Сияют лица малышей.
У них улыбка до ушей.
Но не скрываю слезы я…
Цирк продолжается, друзья!

Мой старый цирк, моя любовь.
Мой старый цирк родился вновь.
И перестанут петь певцы:
«Куда, куда уехал цирк?»
Мой старый цирк опять со мной.
Мой старый цирк, бульвар Цветной.
Мой старый цирк из детских снов –
Моя судьба, моя любовь.

Юрий Никулин

Реклама

«Клоуны» Константина Батынкова

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Галерея клоунов (девять портретов) занимает отдельную комнату на выставке. Клоуны (патлы, круглые носы, гипертрофированные губы) ничуть не забавны. Взгляд их маленьких глазок серьезен и угрюм. Они одеты в довольно строгие френчи, на груди одного выцарапан номер, а у другого на шее не галстук-удавка, а просто петля. Это цирковое политбюро – зрелище не для детей дошкольного возраста, которым так нравится рассматривать батынковскую мелочь. Батынков крупной формы может напугать и взрослого.

Арсений Штейнер о выставке «Цирк» в Крокин галерее

«Клоуны» в интерьере

IMG_4409-06-03-17-11-27.jpeg
К.Батынков, «Клоуны», винил/акрил

Грустный клоун

Я выбрал имя Грустный Клоун,
Соединяя смех и плач.
О, зритель! Ты щадить способен,
Но вместе с этим ты палач.

Ваш смех порою жалит злее,
Чем сотня разъяренных пчел,
Но я терплю, ведь вам виднее,
Вы — зрители, а я — актер.

 

Константин Батынков «Цирк»

«Я вживую видел много раз Никулина, Енгибарова, Шульгина, Карандаша, Олега Попова, который, почему-то, сильно не нравился детям, но официально считался самым великим клоуном. Когда в программке было его имя, дети говорили «УУУУУУ!!!!!». Все хотели Никулина, Енгибарова, которые были дико смешными и остроумными. Цирк был частью нашей жизни.»

Фрагмент из интервью с Константином Батынковым в 2012 году

4
К. Батынков из проекта «Клоуны», холст/акрил

— А я когда вырасту, наверно, стану клоуном, — сказал Дилл.
Мы с Джимом от удивления стали как вкопанные.
— Да, клоуном, — сказал он. — Ничего у меня с людьми не получается, я только и умею, что смеяться над ними, вот я и пойду в цирк и буду смеяться до упаду.
— Ты все перепутал, Дилл, — сказал Джим. — Сами клоуны грустные, а вот над ними все смеются.
— Ну и пусть, а я буду другой клоун. Буду стоять посреди арены и смеяться всем в лицо.

Харпер Ли «Убить пересмешника»